Photodestruction of tattoo dye

laser tattoo removal Процедура удаления татуировок, не смотря на свою кажущуюся простоту, является самой труднореализуемой в лазерной косметологии и требует большого опыта от врача. Пациент считает, что у него есть выбор – убрать татуировку быстро, но с рубцами или пойти на лазерные процедуры и удалить только краситель без вреда для кожи. К сожалению, далеко не всегда такой результат реально может быть достигнут.
Неселективные методы удаления татуировок, при которых краситель удаляется вместе с содержащей его кожей, не позволяют получать эстетический эффект, соизмеримый с эффектом от селективного разрушения красителя. Теоретически, при селективной фотодеструкции красителя татуировки, краситель должен исчезать, а кожа не повреждаться. Механизм воздействия основан на эффекте фрагментации частиц красителя акустическими волнами, которые генерируются внутри частиц красителя при поглощении коротких лазерных импульсов. В этом случае волны разрушают только краситель, а в коже затухают, не нанося ей никакого вреда. Но это теоретически, практика вносит свои коррективы. В подавляющем большинстве случаев, особенно при удалении глубоких татуировок, происходит рубцевание кожи. То есть, несмотря на то, что используется вроде бы селективный метод воздействия, эстетический результат часто получается такой же, как и при использовании неселективных методов.

Впервые эффект обесцвечивания красителя татуировок при облучении короткими лазерными импульсами был открыт случайно в семидесятые года двадцатого века. Тогда казалось, что проблема нетравматичного удаления татуировок решена. К сожалению это была иллюзия. Даже теоретически процесс разрушения красителя татуировки крайне сложен и уникален. Сложностей тут несколько. Первая – неизвестный хромофор, который мы пытаемся разрушить. Обычно, воздействуя на определенный биообъект(волос, кровеносный сосуд и т.д.), мы достаточно точно знаем оптические и термические свойства хромофоров, которые используются в качестве “мишени” для лазерного луча. В случае же татуировки, хромофор может быть любым. Размеры частиц красителя могут колебаться от сотен нанометров до сотен микрометров. Спектр поглощения красителя так же не предсказуем. Все, что мы знаем о татуировке – это цвет. Очень многие специалисты на основании цвета татуировки делают вывод о том какую длину волны лазерного излучения нужно использовать для ее разрушения. Очень часто доводится читать и слышать такие рассуждения “синие татуировки убираются таким-то лазером, а зеленые вот таким”. На чем основаны подобные заявления? Просто кто-то работал с определенными татуировками и оказалось, что для использованного в ней красителя спектр поглощения попал в полосу генерации определенного лазера. Но, как показывает практика, это частный случай.

Часто оказывается, что две, внешне неотличимых по цвету татуировки убираются совершенно различными лазерами. И если одна из них идеально обесцвечивается с помощью облучения ее поверхности излучением одной длины волны, то вторая на это излучение может вообще никак не реагировать. Вот пример из практики: убираем татуировку зеленого цвета. Используем Александритовый лазер и ничего не можем сделать. Краситель никак не меняется, даже при увеличении плотности энергии излучения вплоть до начала разрушения кожи. Меняем лазер на Рубиновый и получаем эффективное обесцвечивание уже на минимальных значениях плотности энергии. Потом приходит следующий пациент, казалось бы, с точно таким же цветом татуировки и все происходит с точностью до наоборот – для фрагментации подходит только Александрит.

К сожалению, цвет красителя ничего не говорит нам о спектре его поглощения, который важен для эффективной его фрагментации. Цвет татуировки – это сочетание рассеянного и переизлученного света, попавшего на краситель татуировки. Мы знаем, что полоса поглощения должна располагаться в более коротковолновой части по отношению к полосе излучения. То есть, если следовать классическому подходу, то проще всего было бы разрушать краситель красного цвета, так как он должен хорошо поглощать в большом диапазоне цветов от фиолетового до оранжевого, а сложнее всего – синего, так как его можно было бы разрушать только фиолетовым или ультрафиолетовым излучением, которое плохо проникает в кожу. Но на практике оказывается все наоборот. Именно с красными красителями и возникает больше всего проблем, а синий краситель, в большинстве случаев, разрушается достаточно просто. Причем разрушение синего красителя может происходить с помощью зеленого, красного или инфракрасного излучения, то есть эффективное поглощение происходит для более длинноволнового излучения, а не коротковолнового.

Причина в том, что мы не видим весь спектр излучения красителя. Видимый диапазон – это лишь маленькая его часть. На сомом деле у любого красителя могут иметься очень эффективные полосы как поглощения, так и излучения. Поэтому, для определения оптимальной длины волны излучения, которая позволит эффективно фрагментировать частицы красителя, нужно либо определять спектр поглощения красителя, либо тестировать все имеющиеся длины волн. Определить какой реально спектр поглощения красителя татуировки, который находится внутри кожи, крайне проблематично и оборудование, необходимое для этого, будет стоить значительно больше, чем любой лазер. Поэтому остается только один реальный выход из этого положения – тестировать все имеющиеся в наличии лазеры на предмет возможности воздействия на тот или иной краситель. Само тестирование подразумевает определение той длины волны, которая позволит добиться обесцвечивания красителя при минимальных энергетических параметрах импульса.

Однако, это только первая проблема. Допустим, мы сумели подобрать необходимую длину волны лазерного излучения. То есть, краситель очень эффективно разрушается. Гарантирует ли это отсутствие рубцовых изменений кожи? К сожалению нет. Чтобы понять причину – необходимо вспомнить описание самого процесса фотодеструкции красителя татуировки: на окрашенную область воздействуют Q-Sw импульсом с оптимальной длиной волны излучения, которая эффективно поглощается данным хромофором. В результате поглощения короткого импульса внутри поглотившей частицы красителя генерируется акустическая волна и, далее, за счет эффекта кавитации, происходит разрушение частицы красителя на мелкие составляющие. Дальше в ход вступают макрофаги, которые разрушают и выводят фрагментированные частицы.
Теперь рассмотрим этот процесс более детально: если какой-то хромофор поглощает Q-sw импульс (т.е. импульс наносекундной длительности), то при определенном значении плотности энергии излучения, начинают работать законы нелинейной оптики, а точнее – запускается механизм многофотонного поглощения, что приводит к ионизации вещества хромофора (в этом состоянии вещество находится наносекунды). У ионизированного вещества есть одна особенность. В этом состоянии коэффициент поглощения увеличивается до 100%, благодаря чему вся энергия лазерного импульса, попадающая на частицы красителя, поглощается ими. Ионизированное состояние вещества интересно еще и тем, что молекулы поглощающего вещества не могут сохранять свою стабильность. Ведь в обычном состоянии это был набор нейтральных атомов и молекул, которые держались вместе. В случае же ионизации мы получаем совокупность положительно заряженных частиц, которые начинают отталкиваться друг от друга. Это и есть начало процесса генерации акустической волны. По сути дела это – микровзрыв и его мощность напрямую будет зависеть от мощности лазерного импульса. Распространение продольной волны означает, что молекулы начинают приближаться друг к другу, а потом отодвигаться. И если молекулы отошли на достаточно большое расстояние друг от друга, то разрушаются межмолекулярные связи и вещество фрагментируется. Расстояние, на которое молекулы должны отойти друг от друга для нарушения межмолекулярных связей различно для различных веществ. И если правильно подобрать мощность лазерного импульса, то можно разрушать только частицы красителя, без фрагментации клеток кожи. Если же мы начнем увеличивать мощность импульсов, то значительно возрастает риск генерации таких акустических волн, которые смогут разрушать не только краситель, но и кожу, то есть процесс станет неселективным.

Теперь давайте обратим внимание на еще один нюанс классического объяснения процесса фрагментации частиц красителя татуировок. Все частицы хромофора поглощают лазерное излучение и, соответственно, разрушаются. Как такое возможно? Излучение падает на поверхность кожи и начинает поглощаться теми частицами красителя, которые расположены ближе к поверхности. А так как данный процесс подразумевает ионизацию поглотившего вещества, то есть увеличение его поглощающей способности до 100%, то что будут поглощать нижележащие частицы красителя, если все излучение поглотится в самом поверхностном слое? Иными словами добиться фрагментации глубоколежащих частиц красителя за счет генерации в них акустических волн невозможно, ввиду того, что эти частицы ничего не поглощают.
Так почему татуировка все-таки обесцвечивается? Частицы, расположенные ближе всего к поверхности кожи, поглощают все лазерное излучение. В них генерируются акустические волны, которые, распространяясь вглубь кожи, вызывают механическое разрушение нижележащих частиц красителя. Все было бы неплохо, но акустические волны очень быстро затухают в коже, как в вязкой среде и для того, чтобы в глубине кожи они могли фрагментировать частицы красителя, их мощность на поверхности должна заведомо превышать безопасную мощность для кожи. В результате этого механически разрушается не только краситель, но и часть кожи

ВИДЕО: Типичная процедура удаления татуировки Q-sw лазером

Избежать этого можно только путем уменьшения мощности лазерных импульсов, тем самым уменьшив и мощность акустических волн. Правда, в этом случае не получится фрагментировать краситель на всей глубине залегания. Разрушаться будут только самые поверхностные слои татуировок, а для полной фрагментации придется проводить очень много сеансов.
Есть другой способ обойти эту проблему. Если мы будем облучать поверхность татуировки не одним импульсом, а их последовательностью – цугом. При этом мощности каждого импульса из цуга должно быть достаточно для фрагментации частиц красителя в узком слое, а интервалы между импульсами должны быть соизмеримы либо больше времени термической релаксации (ВТР) клеток дермы.
В этом случае динамика процесса фотодеструкции красителя татуировок будет следующей.
Первый импульс из цуга поглотится самым верхним слоем красителя. В нем сгенерируются небольшие акустические волны, которые приведут к механическому разрушению только этих частиц. Затем следует промежуток времени, в течение которого тепло от хромофора распределяется в большом объеме и кожа вблизи него остывает. Далее на поверхность кожи падает второй импульс. Он проходит первый слой татуировки без поглощения, так как хромофор в нем уже разрушен. В результате импульс поглощается следующим слоем, до которого не смог дойти первый импульс. Далее процесс повторяется. Происходит поглощение, генерация акустических волн и фрагментация поглотивших частиц красителя. В результате мы имеем разрушения красителя в следующем слое. Затем все повторяется и так импульс за импульсом происходит послойное разрушение всего красителя татуировки. Общая длительность такого воздействия не превышает несколько миллисекунд, так что и пользователем и пациентом это воспринимается как воздействие одним импульсом.

ВИДЕО: Процедура удаления татуировки методом ЛИНЛАЙН

Данный метод обладает значительно более высокой степенью селективности по сравнению с классическими, что подтверждается его меньшей болезненностью и значительно меньшим риском рубцевания.

К недостаткам метода можно отнести следующее:
Метод не позволяет использовать анестезию в виде кремов либо инъекций. Это связано с одной стороны с тем, что анестетик может сам начать поглощать лазерное излучение и, соответственно, травмирование кожи увеличится. С другой стороны, даже если анестетик окажется устойчивым к поглощению Q-Sw импульсов, он тем не менее изменит физические свойства кожи, что прежде всего скажется на ВТР и может привести к термическому повреждению. На самом деле, во всех действительно селективных методах использование местной анестезии недопустимо.
Есть еще один недостаток метода – большие интервалы между процедурами. Фрагментированный краситель после воздействия частично восстанавливается и требуется проводить повторные процедуры. Поскольку при генерации акустических волн неизбежно травмируются капилляры, расположенные в непосредственной близости от частиц красителя – в месте проведения процедуры образуется гематома. Если мы используем классические методы, то гематома имеет неравномерную плотность, которая уменьшается с глубиной. Но в нашем случае источники акустических волн не лежат на поверхности кожи, они распределены во всей ее толще. Поэтому гематома “неспецифичная” – одинаково плотная во всем объеме окрашенной кожи.
Данная “неспецифичная” гематома может послужить причиной появления рубцовых изменений кожи, если врач неправильно ее интерпретировал при повторном сеансе и принял за восстановившийся краситель. Чтобы этого не случилось, обязательно нужно проводить проверку: краситель это или гематома. Для этого достаточно выбрать те же параметры, что и при первом сеансе и сделать пробный импульс. Если окраска исчезла – все хорошо, если нет – это гематома и повторный сеанс следует отложить.

Данный метод может показаться не очень удобным для пациентов и врачей, так как не позволяет использовать анестезию, требует проведения нескольких сеансов с достаточно большими интервалами между ними. Единственным, но уникальным, его достоинством является то, что мы можем убрать совершенно бесследно татуировку вне зависимости от глубины ее залегания.
Данный метод реализован в аппарате «МУЛЬТИЛАЙН» в комплектации Nd:YAP/Q-S-w/KTP, RUBY, ALEX, Nd:YAP/Q-S-w. Любой из этих лазеров может быть использован для фрагментации красителя татуировок, но для обеспечения большего выбора длин волн излучения лучше иметь все эти излучатели.

  Результаты удаления татуировок До-После

 

Comments are closed.

Flickr

  • 7
  • 4
  • 5
  • 6
  • 3
  • 2

Contact Us

LINLINE Medical Systems
21 Avenue des Ternes, 75017 Paris - France
Antonovskaya Ulitsa 28A
Minsk, 220088, Belarus
Mon − Fri 9am − 5pm
Sat − Sun Closed
Sales Department
+33 688 972 873, +375 17 28 52 976
+375 25 549 99 48
Customer Service
+375 17 293 08 33